Русские поэты-футуристы. Футуристы серебряного века

Андрей Шемшурин, Давид Бурлюк, Владимир Маяковский. Москва, 1914 г.

ПРОСТОЙ СПОСОБ ПОБЕДИТЬ СТАРЕНИЕ И УБРАТЬ МОРЩИНЫ
6 часов назад
МОЩНАЯ ЭРЕКЦИЯ 24 ЧАСА ПОСЛЕ ПРИЕМА...
9 часов назад

Футуризм (от итальянского futuro — «будущее») — это новый язык искусства. Своего расцвета направление достигло в литературе. В первую русскую футуристическую группу вошли Владимир Маяковский, Давид Бурлюк, Велимир Хлебников, Алексей Кручёных. Они называли себя «будетлянами», как позже писал Маяковский: «люди, которые будут». Футуристы отвергали реализм и старались сломать старые традиции в искусстве.

В России новое направление начинает оформляться в 1910 году. Это период, когда обретают известность многие поэты серебряного века. Футуристы очень быстро привлекают к себе внимание. Помимо своеобразной художественной формы стиха (во всех отношениях), этому способствуют скандально-вызывающие выступления на публике и поездки по крупнейшим городам России.

Владимир Маяковский

Владимир Маяковский

Поэт-революционер и бунтовщик – так часто отзывались о самом известном представителе русского футуризма. На 1912-1914 годы приходится начало творческого пути Маяковского. И можно с уверенностью сказать, что идеи авангардного направления сформировали эстетический вкус поэта и определили его дальнейшую судьбу в литературе. В двадцатые годы многие были уверены, что Маяковский – поэт-футурист, так как для его творчества характерны необычный синтаксис, своеобразная лексика, обилие авторских словоформ, ошеломляющие метафоры. Все эти особенности художественного стиля поэта уходят корнями в раннее творчество, вызывающее и кричащее. И спустя десятилетия именно с его именем в первую очередь ассоциируется деятельность футуристов.

Лиличка!

Дым табачный воздух выел.

глава в крученыховском аде.

руки твои, исступлённый, гладил.

Сегодня сидишь вот,

сердце в железе.

может быть, изругав.

В мутной передней долго не влезет

сломанная дрожью рука в рукав.

тело в улицу брошу я.

дай простимся сейчас.

тяжкая гиря ведь —

куда ни бежала б.

Дай в последнем крике выреветь

горечь обиженных жалоб.

Если быка трудом уморят —

разляжется в холодных водах.

Кроме любви твоей

а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

Захочет покоя уставший слон —

царственный ляжет в опожаренном песке.

Кроме любви твоей,

а я и не знаю, где ты и с кем.

Если б так поэта измучила,

любимую на деньги б и славу выменял,

ни один не радостен звон,

кроме звона твоего любимого имени.

И в пролёт не брошусь,

и курок не смогу над виском нажать.

кроме твоего взгляда,

не властно лезвие ни одного ножа.

что тебя короновал,

что душу цветущую любовью выжег,

и су́етных дней взметённый карнавал

растреплет страницы моих книжек.

Слов моих сухие листья ли

последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг.

26 мая 1916, Петроград

Прочие авангардные направления

В 1913 году оформились «Мезонин поэзии» (Б. Лавренев, В. Шершеневич) и «Лирика», от которой спустя год отделилась «Центрифуга» (Б. Пастернак, Н. Асеев) (их еще иногда называют футуристами второго созыва). Первая группа распалась довольно быстро. «Центрифуга», просуществовавшая вплоть до 1917 года, опиралась на классические литературные традиции, органично соединяя их с футуристическим новаторством. Однако и это большой известности поэтам не принесло. Б. Пастернак, к примеру, очень скоро отошел от данного направления и занял в литературе место независимого лирика.

Известные поэты-футуристы серебряного века

Список мастеров слова, поддерживавших на определенном этапе своего творчества идеи авангардизма, довольно обширен. Участие одних в деятельности футуристов было кратковременным, другие оставались в рамках направления на протяжении всего творческого пути. Вот наиболее яркие представители отмеченных групп. Кубофутуристы: Бурлюки – основатели; В. Хлебников – идейный вдохновитель; В. Маяковский – наиболее яркая личность, чье творчество впоследствии вышло далеко за пределы направления; А. Крученых. «Центрифуга»: Н. Асеев, Б. Пастернак, С. Бобров. Эгофутуристы: основатель – «король поэтов» И. Северянин, С. Олимпов, Г. Иванов, М. Лохвицкая. «Мезонин поэзии»: В. Шершеневич, С. Третьяков, Р. Ивнев.

Игорь Северянин

Игорь Северянин. Моя Россия

И вязнут спицы расписные

В расхлябанные колеи.

Моя безбожная Россия,

Священная моя страна!

Ее равнины снеговые,

Ее цыгане кочевые, —

Ах, им ли радость не дана?

Ее порывы огневые,

Ее мечты передовые,

Ее писатели живые,

Постигшие ее до дна!

Ее разбойники святые,

Ее полеты голубые

И наше солнце и луна!

И эти земли неземные,

И эти бунты удалые,

И вся их, вся их глубина!

И соловьи ее ночные,

И ночи пламно-ледяные,

И браги древние хмельные,

И кубки, полные вина!

И тройки бешено-степные,

И эти спицы расписные,

ДО 100000 РУБЛЕЙ ПОД 0% ВСЕМ, ОДОБРЯЕМ И ТОЧКА!
8 часов назад
НИКОГДА ЕЩЕ НЕ ВИДЕЛА СВОЮ КОЖУ ТАКОЙ СИЯЮЩЕЙ, КАК ПОСЛЕ...
6 часов назад

И эти сбруи золотые,

И крыльчатые пристяжные,

Их шей лебяжья крутизна!

И наши бабы избяные,

И сарафаны их цветные,

И голоса девиц грудные,

Такие русские, родные,

И молодые, как весна,

И разливные, как волна,

И песни, песни разрывные,

Какими наша грудь полна,

И вся она, и вся она —

Моя ползучая Россия,

Крылатая моя страна!

Велимир Хлебников, Сергей Долинский, Леонид Кузьмин и Владимир Маяковский. 1912 год

Давид Бурлюк. Монолог уличновстречного

Камни, стены, чугунные решетки…

Что ждать? Кого искать?…

— «Люблю рассматривать, блуждая, души витрин,

Всегда нарядные представительно;

Я фантазер ведь, покаюсь, немного действительно.

И времени своему господин.

— Здесь этой — ажурные дамские панталоны

И корсеты, не жмущие ничьих боков —

(Руки упорных холостяков);

…пылким любовникам вечные препоны;

А вот: это для меня важнее, „все что угодно дамской ноге“.

Я так давно обувь ищу Сатирессе

Знаете… встретил ее экспрессе,

Идущем русской зимней пурге…

— Не могу сказать, каком она роде:

Не то солнечный луч, не то туман…

Разбросив запахи лесных полян,

Она была одета шикарно „по моде“,

А когда топоча побежала панели буфету,

Я вдруг заметил: да ведь она босиком!!

Мечусь теперь, мечусь по свету,

Озабочен ее башмаком…

И сколько не видел столичных витрин.

Заметьте, башмачник забыл о копытце!.

Для всяких размеров старался аршин,

Но все это даме моей не годится… Окончательно…»

Велимир Хлебников. Детуся!

Если устали глаза быть широкими,

Если согласны на имя «браток»,

Я, синеокий, клянуся

Высоко держать вашей жизни цветок.

Я ведь такой же, сорвался я с облака,

Много мне зла причиняли

За то, что не этот,

Хочешь, мы будем — брат и сестра,

Мы ведь в свободной земле свободные люди,

Сами законы творим, законов бояться не надо,

И лепим глину поступков.

Знаю, прекрасны вы, цветок голубого,

И мне хорошо и внезапно,

Когда говорите про Сочи

И нежные ширятся очи.

Я, сомневавшийся долго во многом,

Вдруг я поверил навеки:

Что предначертано там,

Тщетно рубить дровосеку.

Много мы лишних слов избежим,

Просто я буду служить вам обедню,

Как волосатый священник с длинною гривой,

Пить голубые ручьи чистоты,

И страшных имен мы не будем бояться.

13 сентября 1921

Василий Каменский с афишей выступления футуристов в Казани и сборником «Молоко кобылиц» в руке. 1914 г.

Василий Каменский с афишей выступления футуристов в Казани и сборником «Молоко кобылиц» в руке. 1914 г.

ЖИР ГОРИТ БЕЗ ДИЕТ И ТРЕНИРОВОК
10 часов назад
КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЖИРА С ПОЛЬЗОЙ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ
9 часов назад

Читайте также